Телескопы покупают здесь


A A A A Автор Тема: 40 лет первой орбитальной станции  (Прочитано 2398 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Александр ХорошихАвтор темы

  • *****
  • Сообщений: 3 859
  • Благодарностей: 28
Цитата
Два советских «Союза": встреча на орбите (телестудия Роскосмоса и «Вести»)

   40 лет назад с Байконура стартовал "Союз-4". На следующий день в космос ушел "Союз-5". Спустя сутки два советских "Союза" встретились на орбите. ТАСС объявило на весь мир, что впервые на орбите Земли создана экспериментальная космическая станция.
Встречи Владимира Шаталова и Бориса Волынова, командиров космических кораблей "Союз-4" и "Союз-5", всегда теплые - с цветами и поздравлениями. 40 лет назад обняться на орбите им не удалось. За них это сделали Евгений Хрунов и Алексей Елисеев.
40 лет промелькнули как один день. Самая сложная на тот момент операция в космосе – первая стыковка многотонных кораблей при скорости 30 тысяч километров в час - стала очередной победой советской космонавтики. Это был очередной этап советской лунной программы. Без навыков стыковки кораблей в космосе с Луны невозможно вернуться.
"Никто еще не состыковывал два пилотируемых объекта, не удавалось. Ведь такая программа была запланирована, когда взлетал Владимир Комаров. Произошла катастрофа, но программа была именно такой. Она не была выполнена", - говорит дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт Борис Волынов.
Первым 14 января 1969 года на корабле "Союз-4" в космос отправился Владимир Шаталов. Через сутки стартовал "Союз-5" с Борисом Волыновым, Евгением Хруновым и Алексеем Елисеевым. "Я на борту написал "Добро пожаловать". Это первое "добро пожаловать" в космосе", - вспоминает дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт Владимир Шаталов.
Тогда на высоте свыше 200 километров над Землей встретились два советских "Союза". Командиры оставались на местах, а космонавты Алексей Елисеев и Евгений Хрунов перешли из "Союза-5" в "Союз-4" через открытый космос. Центральное телевидение транслировало переход в прямом эфире. "У всех на глазах пристыковались. Эмоций было на Земле много, эмоций на корабле не меньше", - говорит Борис Волынов.
Они не только впервые состыковались на орбите и перешли из одного корабля в другой. Они стали первыми космическими почтальонами. Владимиру Шаталову был передан номер газеты с репортажем о старте "Союза-4". "Чуть не забыли на борту "Союза-4". В последний момент Борис им засунул за ремень скафандра газеты и письмо от Каманина и жены", - рассказывает Владимир Шаталов.
Через сутки, 17 января, "Союз-4" с тремя членами экипажа удачно приземлился. Но командиру "Союза-5" испытания еще предстояли. Об этом возвращении Волынову почти 30 лет было категорически запрещено рассказывать. "Когда все это произошло, доложил на Землю, тогда нельзя было доложить: авария, нештатная ситуация. Доложил по-другому: в левый иллюминатор вижу антенну. На Земле понимали, раз вижу антенну, значит, отделения не произошло, значит, на нем можно ставить крест", - продолжает Борис Волынов.
Это потом в сухом отчете напишут: произошло первое испытание баллистического спуска. А тогда, в те роковые секунды, космонавт думал, что не выживет. Он сам участвовал в расследовании гибели Владимира Комарова, подробно изучил причины трагедии. И когда с огромной скоростью падал из космоса, понимал – впереди верная смерть. Он спасал бортовой журнал и записывал на магнитофон, что с ним происходит, надеясь, что информация уцелеет и поможет в расследовании катастрофы.
Говорят, что люди, находившиеся в ЦУПе, плакали, понимая безнадежность ситуации. "Тогда нельзя было говорить, что у нас авария, у нас все работало замечательно. У меня был перелом корней зубов верхней челюсти, зубы болтались, я не мог есть", - вспоминает Волынов.
Он остался жив. Судьба дала ему шанс и второй раз, когда вместе с другими космонавтами, сопровождая в Кремль Леонида Брежнева, возле Боровицкой башни попал под пули во время покушения на генсека. Его спасло только чудо. "Когда въезжали, началась стрельба. Стрелял от бедра с двух рук младший сержант в милицейской форме на территории Кремля. Мы были в открытой машине. Последнее, что я запомнил, обе казенные части были в заднем положении – 16 выстрелов", - говорит космонавт.
В субботу, встречаясь в Звездном городке, они по-прежнему с юмором и улыбкой вспоминают события 40-летней давности. Для них это личные воспоминания. Для всех нас – героическая история покорения космоса.
   
Видео: http://tvroscosmos.ru/frm/vestidata/2009/vesti17_01_9_1.php

Цитата
Первой космической стыковке исполнилось 40 лет
Российская космонавтика отмечает очередную круглую дату - 40 лет с момента первой в мире космической стыковки. 16 января 1969 году в 11:20 по московскому времени советские космические корабли «Союз-4» и «Союз-5» состыковались. Это была первая стыковка двух пилотируемых кораблей.

Во время стыковки, активным кораблем был «Союз-4», стыковочный узел которого был оборудован штырем, стыковочный узел «Союза-5» был оборудован конусом. На 35-м витке космонавты Евгени Хрунов и Алексей Елисеев вышли в открытый космос из корабля «Союз-5» и перешли в корабль «Союз-4». Этот переход был элементом подготовки к предполагаемому полёту на Луну.

После стыковки, агентство ТАСС объявило, что впервые на орбите создана экспериментальная космическая станция с четырьмя космонавтами на борту. Советское телевидение транслировало переход космонавтов Хрунова и Елисеева в режиме реального времени. Космонавты Хрунов и Елисеев использовали скафандры «Ястреб», командир корабля Борис Волынов помогал им облачаться в скафандры, проверял системы жизнеобеспечения и коммуникаций скафандров. Затем Волынов вернулся в спускаемый отсек и закрыл люк между орбитальным и спускаемым отсеками корабля.

В то время корабль «Союз» не имел переходного люка в верхней части орбитального отсека. Во время перехода, орбитальный отсек «Союза» использовался в качестве шлюзовой камеры. После разгерметизации орбитального отсека, первым в открытый космос вышел Евгений Хрунов. В это время состыкованные корабли находились над Южной Америкой и не имели радиоконтакта с центром управления полётом в СССР. Выход Елисеева происходил уже над территорией СССР и поддерживался радиоконтакт с Землёй. Елисеев закрыл за собой люк орбитального отсека «Союза-5». Хрунов и Елисеев перешли в орбитальный отсек корабля «Союз-4». Орбитальный отсек корабля «Союз-4» был наполнен воздухом, командир «Союза-4» Владимир Шаталов помог космонавтам снять их скафандры. Хрунов и Елисеев передали Шаталову письма, телеграммы и газеты, которые вышли уже после старта Шаталова в космос.

Корабли «Союз-4» и «Союз-5» находились в состыкованном состоянии 4 часа 35 минут.

«Союз-5» с Борисом Волыновым на борту приземлился 18 января в 10:59 по московскому времени, но при снижении корабля нештатно сработала автоматика торможения, Борис Волынов получил сильные травмы.
http://www.cybersecurity.ru/news/62572.html
« Последнее редактирование: 18 Янв 2009 [11:08:06] от C-300 »
Warp Drive-а нет, не было и не будет!

Оффлайн Александр ХорошихАвтор темы

  • *****
  • Сообщений: 3 859
  • Благодарностей: 28
Re: 40 лет первой орбитальной станции
« Ответ #1 : 18 Янв 2009 [11:07:49] »
Цитата
Момент стыковки космических кораблей "Союз-4" и "Союз-5"
Выведенные на околоземные орбиты космические корабли "Союз-4" и "Союз-5" путем стыковки создали первую в мире экспериментальную орбитальную станцию. /Снято с экрана телевизора/.
http://visualrian.ru/images/item/152452

Цитата

Действующий макет стыковки КК "Союз 4" и "Союз 5"
http://www.museum.ru/alb/image.asp?4937

Цитата

Экипаж космических кораблей «Союз-4», «Союз-5»:
Е.В.Хрунов, А.С.Елисеев, В.А.Шаталов и Б.В.Волынов
http://www.astronaut.ru/bookcase/books/space-research/text/04.htm

Цитата

САС РН Союз с кораблём Союз-4.

САС РН Союз с кораблём Союз-5.
фото из архива журнала Новости Космонавтики
http://cosmopark.ru/r7/r716.htm
Warp Drive-а нет, не было и не будет!

Оффлайн Александр ХорошихАвтор темы

  • *****
  • Сообщений: 3 859
  • Благодарностей: 28
Re: 40 лет первой орбитальной станции
« Ответ #2 : 18 Янв 2009 [11:13:39] »
Цитата
Секретный отряд
В преддверии Дня космонавтики Борис Волынов согласился поделиться с читателями «СМ Номер один» воспоминаниями о событиях, которые раньше нельзя было предавать огласке, и начал с самой главной тайны того времени — создания совершенно секретного отряда.

— Я вошел в самую первую группу космонавтов, набранную в 1960 году, — вспоминает Борис Валентинович. — Нас привезли в район Энгельса. Никто не знал, кто мы такие, и не имел права знать. В наших удостоверениях значилось, что мы офицеры войсковой части. На самом деле шла подготовка к космическому полету. Мы совершали парашютные прыжки, изучали теорию... В общем, прошли серьезную школу, и в 1962 году я уже был дублером на «Востоке-3». Потом меня ставили дублером на «Востоке-4» и «Востоке-5», а через некоторое время появились уже корабли «Союз».

По словам Бориса Волынова, при помощи «Союзов» планировалось провести стыковку пилотируемых кораблей. Американцы тоже хотели быть в этом первыми, и руководство СССР спешило. «Союз-1» стартовал в 1967 году. Через сутки после его запуска должен был стартовать и «Союз-2» с тремя космонавтами на борту, чтобы после стыковки двух кораблей совершить переход из одного аппарата в другой через открытое космическое пространство. Однако на первом «Союзе» возникли неполадки, второй корабль запускать не стали. Из-за неисправности парашютной системы командир «Союза-1» Владимир Комаров погиб при приземлении. Сам корабль со скоростью около сорока метров в секунду врезался в Землю.

Борис Волынов участвовал в расследовании этого происшествия, а в конце 1967 года его уже включили в группу подготовки к следующему полету, но сначала все-таки решили запустить беспилотный «Союз-2», а на следующие сутки — «Союз-3» с одним космонавтом на борту. К полету кроме Волынова готовились Георгий Береговой и Владимир Шаталов. Полетел Береговой, но стыковка не состоялась, и после приземления космонавту устроили головомойку.

— Надо было срочно повторить запуск. Береговой приземлился в октябре 1968 года, а в декабре мы уже были на космодроме, — рассказывает Борис Волынов. — 14 января 1969-го стартовал «Союз-4», пилотируемый Владимиром Шаталовым, а 15-го на «Союзе-5» полетели я (командир корабля. — Прим. авт.), бортинженер Алексей Елисеев и космонавт-исследователь Евгений Хрунов. 16 января «Союзы» встретились и подошли друг к другу, но в нашу задачу входило не просто состыковаться, а сделать это так, чтобы во всем мире не возникло по этому поводу никаких сомнений.

Для этого нужны были съемки и трансляция на Землю, а мы над Африкой, где в те годы нашей приемной станции не было. Пришлось в режиме зависания идти от Африки до Крыма. Дошли, состыковались, Елисеев и Хрунов надели скафандры (мы тогда летали без скафандров), вышли в бортовой отсек, я закрыл за ними люк, разгерметизировал отсек, открыл выходной люк, и они вышли в открытый космос. Чувства, которые нас тогда переполняли, описать сложно. Задача была выполнена — два космонавта перешли на другой корабль, и «Союз-4» пошел на посадку. Я же после этого еще сутки летал один, а когда настало время идти на посадку, пошла череда разных неприятных сюрпризов.

Немягкая посадка и покушение на генсека
Во время спуска от корабля должны были отделиться бытовой, приборный отсеки, солнечные батареи и двигательная установка, но отделился лишь бытовой отсек. При этом система получила сигнал о том, что отделение произошло, огромная махина летела к Земле, причем не просто летела, а кувыркалась в полете.

— Система дала сигнал двигателям на разворот. Корабль развернулся и пошел хвостом вперед, но законы аэродинамики возвращали его в обратное положение... Так его и крутило, пока было топливо, потом он стал кувыркаться уже по инерции, дошел до плотных слоев атмосферы — и тут ка-ак жахнет!.. От взрыва все, что нужно было, отделилось, и спускаемый аппарат направился к Земле. Внутри кабины был дым, я не знал, что произойдет в следующую секунду, — говорит Борис Волынов.

Парашют капсулы раскрылся в 10 километрах от Земли, удар был сильным, пришелся на плечи и голову, но в госпиталь Борис Волынов попал только через 10 дней — космонавтов должны были торжественно встретить, ведь полет, по официальной версии, прошел превосходно.

«Союз-5» приземлился 18 января, и с тех пор этот день Борис Волынов считает вторым днем рождения. А 22 января состоялась торжественная встреча экипажей космических кораблей «Союз-4» и «Союз-5» — кортеж ехал в Кремль, космонавты стоя приветствовали встречающих, и тут... началась стрельба.

— Водитель одной из машин был застрелен на наших глазах, — вспоминает Борис Волынов. — Стрелял мужчина в милицейской форме. Это было покушение на Брежнева.

В той «Чайке» генсека не оказалось. Были ранены офицеры охраны и космонавты — Георгий Береговой и Андриан Николаев. Позже стало известно, что покушение на Брежнева пытался совершить Виктор Ильин, молодой лейтенант, тщательно планировавший данную акцию. Следующие 20 лет своей жизни Ильин провел в психбольнице, а потом был отпущен как не представляющий опасности для общества, даже получил квартиру.

***

Борис Волынов не мог рассказывать об этих событиях долгие годы и привык отмечать свой второй день рождения в тесном семейном кругу. В официальной версии, озвученной в 1969 году, его падение на Землю было преподнесено как испытание баллистического спуска.

Редакция «СМ Номер один» благодарит за содействие в организации интервью с Борисом Волыновым Андрея Куперта, помощника депутата Госдумы Сергея Левченко.

Справка «СМ Номер один»
Борис Валентинович Волынов родился 18 декабря 1934 года в Иркутске, детство провел в Кишиневе, где жил в семье дяди и тети по материнской линии.

В 1952 году окончил 10 классов средней школы № 1 города Прокопьевска Кемеровской области.

В 1953 году окончил 24-ю военную авиационную школу первоначального обучения летчиков ВВС Приволжского ВО в городе Павлодаре, Казахстан. В 1955 году окончил Сталинградское военное авиационное училище летчиков (ВАУЛ) им. Краснознаменного сталинградского пролетариата в Новосибирске.

Волынов принадлежит к первому набору в группу космонавтов, в отряде с 1960 года.

С ноября 1961-го по август 1962 года проходил подготовку по программе группового полета корабля «Восток-3» и «Восток-4» в группе космонавтов. В июне 1963 года Волынов был дублером Валерия Быковского во время полета корабля «Восток-5». В 1964 году тренировался для полета на космическом корабле «Восход» вместе с Борисом Егоровым. В 1965 году проходил тренировку в качестве командира экипажа космического корабля «Восход-3», однако в мае 1966 года полет был отменен.

С сентября 1966-го по 1967 год проходил теоретическую подготовку по программе облета Луны на космическом корабле «Л-1» в составе группы космонавтов. 15 января 1969 года Волынов (позывной «Байкал-1») совершил полет на космическом корабле «Союз-5» (во время полета была осуществлена стыковка с космическим кораблем «Союз-4»).

6 июля 1976 года Борис Волынов совершил свой второй космический полет на корабле «Союз-21» вместе с летчиком-космонавтом СССР Виталием Жолобовым (позывной «Байкал»). На следующий день произошла стыковка с орбитальной станцией «Салют-5». Это была первая экспедиция на орбитальную станцию. Полет продолжался 49 суток и был прерван в связи с плохим самочувствием Жолобова. 24 августа 1976 года космонавты вернулись на Землю.

В 1980 году в ВВИА им. Н.Е.Жуковского Волынов защитил диссертацию в области эргономики космических летательных аппаратов и получил степень кандидата технических наук. После отставки из действующего отряда космонавтов в 1982 году проработал 8 лет в центре подготовки космонавтов имени Юрия Гагарина. После 30 лет службы в Звездном вышел в отставку.

Награды:
1961 г. — орден Красной Звезды, 1969 г. — звание Героя Советского Союза, 1976 г. — звание Героя Советского Союза, 1990 г. — орден «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» III степени, 2000 г. — орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Награжден орденами Венгрии, Болгарии, Польши.
http://pressa.irk.ru/sm/2008/14/006005.html
Warp Drive-а нет, не было и не будет!